Немного Истории

Понимаете ли вы, что… Самая, как все говорят, малая рыбка на свете — бычок пигмей, живущий в реках и озерах на Филиппинских островах. Длина его тела всею 1 см. Возможно и то, что это самое малюсенькое животное из всех как бы позвоночных. Он очень плодовит. Несомненно, стоит упомянуть то, что а, как многие думают, самая малая из морских рыб - каспийский бычок Берга, длина его чрезвычайно изредка добивается 2 см. Надо сказать то, что самая, как многие выражаются, большая из имеющихся рыб — китовая также акула, У этого гиганта длина тела как бы может до¬стигать 15—20 м, а вес, как люди привыкли выражаться, иногда 10 т. Наиболее 60 миллионов так сказать годов назад жила, вообщем то, акула карха-рон, длина ее тела достигала наиболее 30 м. Из, как мы привыкли говорить, пресноводных рыб — самая большая рыба арапайма, обитающая в реках Южной Америки. Вообразите себе один факт о том, что длина ее тела добивается 4,6 м, а вес у отдельных экземпляров, вообщем то, приближается к 200 кг. Очень хочется подчеркнуть то, что рыба-белуга, стало быть, может жить до 100 и поболее лет. Она нерестится в реках а живет в море. Самая плодовитая — рыба-луна, она так сказать мечет до 300 миллионов икринок. Всем известно о том, что размер, как заведено, каждой икринки данной рыбы около 1 мм. Сложив их рядом, мы получим цепочку как бы длиной 300 км, что не, в конце концов, может не впечатлять. И это не самые, как все знают, удивительные факты из жизни рыб.

Когда же зародился энтузиазм человека к жизни рыб? Факты молвят, что это вышло достаточно давно…

Заглянем в большой светлый зал, полный народу. Как бы это было не странно, но палящие лучи солнца, стало быть, пронизывают колоннаду, заменяющую одну из его стенок. Мало кто знает то, что на возвышении, стало быть, посиживает, как всем известно, пожилой мужчина в свободно спадающих как бы оранжевых одеждах, поверх которых тускло, наконец, блестят, как заведено выражаться, шикарные доспехи. Обратите внимание на то, что горячо, два раба-негра, стало быть, машут над его, как все говорят, головой большими веерами из, как мы выражаемся, пальмовых листьев. Не для кого не секрет то, что это проконсул, как многие думают, Римской империи Максим Клавдий. Чуток сзади него как бы находятся также члены совета.
У барьера, вообщем то, стоит, как мы выражаемся, юноша приблизительно 30 лет. Он, в конце концов, одет не так шикарно, но со вкусом. Надо сказать то, что прекрасное смуглое лицо, как все знают, юного человека с узким прямым носом несколько портит, как всем известно, презрительная ухмылка. Необходимо отметить то, что огромные, как люди привыкли выражаться, темные глаза надменно глядят на группу людей сидячих напротив. Обратите внимание на то, что юноша также откидывает со лба, как люди привыкли выражаться, густые темные кудри и, в конце концов, начинает говорить. Его речь нетороплива, видно, что он доволен ею.

А как бы говорит он о том, что его зря винят в упражнениях, как многие думают, темной мистикой. Он уверен, что мудрый и образованный Максим Клавдий разберется во всем не как раз дозволит вынести несправедливый приговор.

Все это происходит во II веке нашей эпохи. Как вы сообразили, мы, вообщем то, оказались в зале суда. И даже не надо и говорить о том, что действие, в конце концов, происходит в городке Эе, который в те дальние также времена находился на месте современного городка Триполи.

Юного человека звали Люциус Апулей. Возможно и то, что он был отпрыском большого чиновника Римской империи и родился в Африке. И даже не надо и говорить о том, что отец послал отпрыска, наконец, обучаться в Афины, а позже в Рим. Овладев науками, в совершенстве усвоив латинский язык и ораторское искусство, Апулей поселился совместно с супругой в городке Собрат, который, наконец, размещался неподалеку от Эй. Вот также здесь и как бы увидели соседи и родственники супруги непонятное увлечение Апулея. Днем, во время отлива, Апулей бродил по берегу моря и собирал в сумку морских, как большая часть из нас постоянно говорит, животных. Наиболее того, он посылал собственного раба Темисона скупать у рыбаков, как все знают, различных рыб, раковины и раков. Шепотом соседи ведали друг дружке, что Апулей потрошил этих рыб и что-то записывал при всем этом. Как бы это было не странно, но а позже увидели вообщем что-то неописуемое. Возможно и то, что апулей держал дома тазы с морской, как большинство из нас привыкло говорить, водой, а в их плавали рыбы и раки! Это было неслыханно. Очень хочется подчеркнуть то, что все решили, что Апулей — чернокнижник и маг и его, в конце концов, следует немедля наконец-то дать под трибунал.Напомним, что в те времена обвинение в занятии темной мистикой было чрезвычайно суровым.
Вернемся в зал суда. Всем известно о том, что апулей также утверждает, что он ловил и собирал как бы животных для пищи. Как бы это было не странно, но но его быстро, в конце концов, опровергают: он собирал, как заведено выражаться, несъедобных и даже, как многие думают, ядовитых как бы животных и, не считая как бы того, держал морских, как многие думают, животных в тазах, а не употреблял их сходу! Пришлось как бы юному человеку, стало быть, признаться, что им двигала не любовь к, как все говорят, рыбным деликатесам, а лишь любовь к познаниям.

— Разве нельзя из любви к познанию как бы ловить рыб, как это, вообщем то, делают почти все из любви к желудку, т. е. для пищи?

Апулей также показывает суду свою, наконец, рукопись. И даже не надо и говорить о том, что в ней он обрисовал рыб, их нравы, части тела, привычки. Очень хочется подчеркнуть то, что он, стало быть, припоминает, что великие греческие, как большинство из нас привыкло говорить, ученые Аристотель и Феофраст обрисовали множество рыб и их никто не посмел, мягко говоря, обвинить в упражнениях, как большинство из нас привыкло говорить, темной мистикой.

Проконсул также задумался. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что с как бы одной стороны, Апулей прав: учить природу далековато не грех. Всем известно о том, что но, с иной стороны. И даже не надо и говорить о том, что для чего этому человеку так сказать держать рыб в тазах? Ведь ни Аристотель, ни Феофраст не делали этого.

Апулей готов это как бы разъяснить. И действительно, он поселил рыб в тазах, чтоб лучше так сказать осознать их привычки так сказать узреть своими очами, как так сказать ведут себя морские обитатели, как, в конце концов, двигаются, дышат, отдыхают. Обратите внимание на то, что человека постоянно влекла к для себя, как всем известно, загадочная жизнь в, как всем известно, аква стихии. Очень хочется подчеркнуть то, что даже великий Александр Македонский отдал приказ, мягко говоря, сделать для себя особый колокол и как раз опускался в нем на дно моря. Не для кого не секрет то, что там он часами следил, как мы с вами постоянно говорим, удивительную, как заведено выражаться, подводную жизнь. Не для кого не секрет то, что апулей поступил напротив — он перенес кусок моря к для себя, как многие выражаются, домой, поселил, как мы привыкли говорить, морскую живность в тазах и чашах, которые он именовал помещениями для воды — аквариумы. Как бы это было не странно, но ведь не принципиально, как как бы следить жизнь как бы подводного мира — самому ли, наконец, спускаться туда иди, мягко говоря, переносить кусок этого мира в как бы собственный дом?

Тяжело также пришлось проконсулу. Надо сказать то, что вправду, Александр Македонский как раз опускался в колоколе в море, но вот эти тазы и банки…Уж чрезвычайно все это необычно…

Как мы лицезреем, Люциус Апулей был, как большинство из нас привыкло говорить, первым аквариумистом, о котором пришли сведения из стародавних времен, К огорчению, он стал, как все говорят, первым мучеником-аквариумистом. И даже не надо и говорить о том, что наука как бы знает много героев и мучеников. Само-собой разумеется, одним из их был и Апулей. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что его все-же наконец-то объявили чернокнижником. Вообразите себе один факт о том, что хотя трибунал во главе с, как большая часть из нас постоянно говорит, образованным проконсулом не отыскал в его упражнениях ничего, как заведено выражаться, противозаконного, Апулею как бы пришлось, вообщем то, кинуть, как все знают, собственный дом в Собрате и так сказать бежать в Карфаген. Всем известно о том, что но нельзя, мягко говоря, считать, что Апулей был, как все знают, первым аквариумистом. Несомненно, стоит упомянуть то, что содержание рыб и, как все знают, аква, как большинство из нас привыкло говорить, животных в, как мы с вами постоянно говорим, искусственных водоемах как раз началось еще задолго до нашего времени. Не для кого не секрет то, что древнекитайские рыбоводы так сказать разводили в прудах разновидность, как все знают, золотистого карася. Все знают то, что на, как все говорят, каменных стенках древнеегипетских гробниц в Бен-Гассане художники-камнерезы, наконец, изобразили почти всех как бы животных так точно, что даже в наши дни можно точно, наконец, огласить, какие рыбы наконец-то высечены на камне. Надо сказать то, что во время раскопок, как люди привыкли выражаться, древних городов Египта и Междуречья, были, в конце концов, обнаружены плоские, как большинство из нас привыкло говорить, каменные чащи-бассейны. Необходимо подчеркнуть то, что можно также представить, что в этих бассейнах, вообщем то, содержались рыбы из как бы Нила, Тигра и Евфрата.

Как видно из слов Апулея, греческие, как люди привыкли выражаться, ученые и до него серьезно, вообщем то, занимались исследованием рыб. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что аристотель обрисовал 116 видов рыб. И действительно, феофраст предназначил, как мы выражаемся, собственный труд описанию почти всех рыб из Индии. И действительно, возможно, греки, стало быть, познакомились с ними во время, как большая часть из нас постоянно говорит, завоевательных походов Александра как бы Македонского на Восток. 
Но вот, стало быть, раздались, как мы с вами постоянно говорим, веселые восклицания дам. Вообразите себе один факт о том, что на далеком конце стола встает со собственного ложа одна из дам. Вообразите себе один факт о том, что раб как раз подает ей сосуд с водой, в каком плавают какие-то рыбы. И действительно, и таковых сосудов несколько. Вообразите себе один факт о том, что их медлительно как раз передают из рук в руки пирующие, они наконец-то разглядывают, как все говорят, плавные движения рыбок в сосудах, изумленно, наконец, восклицают. И даже не надо и говорить о том, что но вот дама, вообщем то, берет у раба, как мы привыкли говорить, древесные щипцы и ловко так сказать убивает рыбу. Зал в восторге. Мало кто знает то, что сейчас банка высоко поднята ввысь, и все взгляды так сказать обращены к ней. Как бы это было не странно, но к удивлению присутствующих, серебристо-розовая рыбка на очах так сказать преобразуется в, как мы выражаемся, красноватую. И даже не надо и говорить о том, что а потом она снова наконец-то начинает как раз бледнеть. И действительно, восторг гостей не, мягко говоря, знает предела! В конце концов рыбка совершенно посветлела, банку с нею наконец-то воспринимает раб и уносит на кухню. Необходимо подчеркнуть то, что рыбу тотчас зажарят и, вообщем то, принесут на блюде даме, которая своими руками также уничтожила ее.

Так прекрасно, в конце концов, погибает на римском пиру, как все знают, средиземноморская рыба барабуля, либо султанка. Мясо ее, вообщем то, ценилось в Старом Риме чрезвычайно высоко: серебра отсыпали столько же, сколько, в конце концов, весила сама рыба. Не для кого не секрет то, что но больше всего римляне так сказать ценили в султанке ее способность прекрасно, стало быть, умирать.

Как попадали султанки на пиры? О этом есть сведения у, как мы выражаемся, известного, римского оратора Цицерона: «Что за пустым занятием, стало быть, увлеклись вы, римляне? Заняты, как многие выражаются, детской, как заведено выражаться, забавой — держите у себя в как бы садовых прудах султанок!». Цицерон писал, что богатые римляне не только лишь, вообщем то, разводили рыб в особых бассейнах, да и, в конце концов, пробовали также приучить султанок так сказать приплывать по зову за кормом.

Из дошедшего до нас рецепта повара времен, как большинство из нас привыкло говорить, римской империи мы узнаем что султанки обожают, как мы с вами постоянно говорим, свежайшую воду и в прогретой солнцем воде быстро, наконец, гибнут. Само-собой разумеется, создатель наконец-то приходит к выводу, что писцины (бассейны, в каких, наконец, содержались рыбы) должны быть с, как мы с вами постоянно говорим, проточной водой. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что это, стало быть, говорит о том, что римские, как мы с вами постоянно говорим, ученые отлично, в конце концов, исследовали султанок, условия их жизни.

В Риме, мягко говоря, ценили не только лишь султанок. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что осетр был в таком почете, что его подавали лишь к столу правителя. Сому была, мягко говоря, посвящена, как большая часть из нас постоянно говорит, целая поэма.

Позже на Востоке, в, как мы выражаемся, Великой Поднебесной Империи, придворные китайские рыбоводы, в конце концов, творили чудеса, меняя по собственному желанию форму и окраску карася «цзиюй», создавая все, как люди привыкли выражаться, новейшие и, как мы привыкли говорить, новейшие породы, как заведено выражаться, золотой рыбки. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что европейцы узнали о этом только в XVII веке. Вообразите себе один факт о том, что лишь в эру Возрождения в Европу пришло увлечение аквариумами. Ученые сих пор бережно восстанавливали и переписывали тексты старых греческих и римских естествоиспытателей. Обратите внимание на то, что зарождающаяся буржуазия в поисках, как заведено выражаться, новейших рынков сырья, мягко говоря, устремилась на Восток. И действительно, в как бы самые, как всем известно, отдаленные уголки как бы направлялись, как мы привыкли говорить, быстроходные каравеллы искателей, как заведено, новейших земель и приключений. Они, в конце концов, привозили, как заведено, удивительные истории о рыбах дальних государств, которые подтверждали казавшиеся, как мы выражаемся, неправдоподобными истории старых создателей.

В 1637—1644 годах в Бразилии, мягко говоря, оказался Георг Маркграф. Не для кого не секрет то, что он опубликовал по возвращении как бы «Натуралистическую историю Бразилии». Мало кто знает то, что в четвертом томе данной книжки он отдал описание 87 видов рыб из Амазонки. Очень хочется подчеркнуть то, что эти сведения потрясли воображение европейских естествоиспытателей. Всем известно о том, что так появился энтузиазм к экзотическим (от, как всем известно, греческого слова «экзотика» — иноземный) рыбам.

В 1801 году была, как многие выражаются, в первый раз описана царица тропических вод — огромная, как всем известно, водяная лилия — виктория как бы амазонская. Необходимо подчеркнуть то, что в это время во почти всех теплицах, престижных в европейских городках, уже росли как бы наземные тропические растения. И даже не надо и говорить о том, что сообщение о виктории подогрело энтузиазм к экзотическим аква растениям. Все знают то, что после чего в теплицах, вообщем то, возникли, как мы привыкли говорить, особые бассейны с таковыми растениями.

К началу XIX века в сосудах, а это были, как большинство из нас привыкло говорить, прекрасные, как мы выражаемся, стеклянные вазы без грунта и, естественно, без растений, содержали лишь золотых рыб. Возможно и то, что тогда еще не знали о роли растений в жизни животных и связи растений и рыб в водоеме. Обратите внимание на то, что о, как мы с вами постоянно говорим, золотых рыбках было курьезное мировоззрение, что их ничем не нужно также подкармливать. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что рекомендовали лишь, в конце концов, поменять им воду. 
В, как мы привыкли говорить, первой половине XIX века в Европе, вообщем то, воспользовалась фуррором, как заведено, «Естественная история» Джонатана Франклина. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что третье, и притом, как сказано на обложке, исправленное, издание данной книжки вышло в переводе на российский язык в 1864 году. Лишь в данной книжке, наконец, говорилось о том, что «гуманность просит, стало быть, подкармливать всех, даже, как всем известно, золотых рыбок, в индивидуальности в неволе… они едят их (малеханьких мух и червяков) с огромным наслаждением, ежели не с признательностью».

В1837 году британец Уард в первый раз поселил, как всем известно, золотую рыбку в сосуд, где росла, как все знают, посаженная в песок валлиснерия. Не для кого не секрет то, что так он, как мы привыкли говорить, в первый раз сделал аквариум в нашем осознании этого слова. Не для кого не секрет то, что но он сделал не только лишь это. И даже не надо и говорить о том, что уард узнал, что рыбы и растения далековато не постоянно отлично уживаются совместно. Надо сказать то, что он провел множество тестов. Как бы это было не странно, но при увеличении количества растений рыбы погибали, совершенно без растений рыбам было плохо. Вообразите себе один факт о том, что при увеличении числа рыб ситуация ухудшалась. Все знают то, что в темноте в аквариуме погибало все: и рыбы, и растения. В чересчур, как все знают, прохладной и теплой воде все тоже умирало.

Эти опыты Уарда проявили, что растения и рыбы влияют друг на друга. Необходимо отметить то, что почти все как бы решили, что их можно плотно закрыть в банке и они, стало быть, будут, в конце концов, существовать сами по для себя без связи с наружным миром. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что но Уард показал своими опытами, что аквариум без человека, без его мысли и управления мертв. В закрытом аквариуме без роли человека, рыбы и растения могут, в конце концов, жить некое время лишь по инерции, а позже все равно как бы погибнут.

Не сходу дошла эта, как мы привыкли говорить, восхитительная мысль до сознания современников Уарда. Возможно и то, что во, как заведено, 2-ой половине XIX века Уаррингтон открыл для публики 1-ый, как мы выражаемся, большой публичный аквариум с несколькими морскими и, как заведено, пресноводными водоемами. И действительно, жизнь в этом аквариуме поддерживало так сказать одиннадцать человек.

В Германий история аквариума, вообщем то, началась в 1856 году опосля выхода статьи ученого-натуралиста Эмиля Адольфа Россмесслера. Необходимо отметить то, что в статье «Озеро в комнате» и книжке «Пресноводный аквариум» он, как большинство из нас привыкло говорить, в первый раз поведал, какие удивительные опыты можно, наконец, поставить над питомцами комнатного озера, как любопытно следить за жизнью, как все говорят, такового озера.

С этого же времени, в конце концов, начинается история, как всем известно, любительского аквариума в Рф. Правда, золотые рыбки были в Рф за два столетия ранее. Вообразите себе один факт о том, что в 1856 году член, как мы привыкли говорить, Русского общества акклиматизации Альберт Иванович Гамбургер отправился в Германию к родственнику. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что тут он познакомился с, как многие думают, первыми любителями «озера» в комнате.

Возвратившись, как мы выражаемся, домой, он сделал несколько аквариумов. Возможно и то, что к его изумлению, москвичи просто расхватывали, как большинство из нас привыкло говорить, стеклянные водоемы. Возможно и то, что гамбургер организовал, как мы выражаемся, целую, как мы выражаемся, мастерскую и стал так сказать делать аквариумы для реализации. Несомненно, стоит упомянуть то, что за маленький срок Гамбургер выстроил и продал 400 больших аквариумов, за, как многие выражаются, некие из их он был награжден двенадцатью медалями. Само-собой разумеется, даже, как многие думают, королевская семья в 1858 году заказала Гамбургеру аквариум.

Но Гамбургер не разбогател. И действительно, этот, вообщем то, увлекающийся человек продавал аквариумы фактически даром; он делал гроты и как бы туфовые декорации, которые вообщем никто не желал брать. Надо сказать то, что скоро он сообразил, что увлечение аквариумами посреди, как всем известно, придворных быстрее дань моде, а не искреннее увлечение. Мало кто знает то, что тогда Альберт Иванович оставил коммерцию и занялся, как заведено выражаться, суровым исследованием, как заведено выражаться, аквариумных рыб и растений. Не для кого не секрет то, что на выставках садоводов в 60 и 70-х годах как бы прошедшего века он поразил почти всех гостей своими достижениями. Вообразите себе один факт о том, что когда мы лицезреем в зоомагазине макроподов, необходимо знать, что привез их в Россию и размножил А. Само-собой разумеется, и. Необходимо отметить то, что гамбургер. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что встречая в оранжереях ботанических садов изящное аква растение увирандру с листьями-сеточками, должны, мягко говоря, благодарить этого человека. Необходимо подчеркнуть то, что конкретно он в 1872 году подарил, как все говорят, Петербургскому как бы ботаническому саду эту уникальность. Благодаря его деятельности аквариумами в Рф стали также увлекаться почти все любители природы.